Сайт За любовь!

Новости

Красивые притчи о любви

Цветы внутри...

Каждое утро начиналось с того, что хозяйка приходила и любовалась видом прекрасных распустившихся цветов, которые росли на окне в глиняных горшках. От красоты цветов невозможно было оторвать глаз, благоухающие соцветия, изящные стебли, налитые соком листья. Но горшки, в которых они росли уже настолько привыкли к цветам, что перестали их замечать. С утра до вечера старые глинные горшки внимательно наблюдали за всем тем, что происходило вокруг них, чтобы не упустить ни одной малейшей детали, не замечая сказочной красоты цветов, которые каждое утро просыпались в них. А с наступлением темноты горшки принимались с наслаждением во всех мельчайших подробностях друг другу пересказывать увиденное за день и так продолжалось до рассвета. Нежные цветы ни как не могли выспаться за ночь потому что болтовня старых глиняных горшков не прекращалась ни на мгновение и не давала им спать. Но горшки были так увлечены обсуждением происходящего вокруг себя, что и не замечали, как цветы, растущие в них уже перестали распускаться, их листья постепенно начали увядать и опадать. И даже когда цветы совсем погибли, они не заметили что, что-то изменилось. Хозяйка, обнаружив, что оживить цветы больше не остаётся, никакой надежды, собрала с подоконника старые глиняные горшки в кучу и отнесла их на свалку. Горшки, увидев на свалке кучу разных предметов, поначалу обрадовались и кинулись на перебой пересказывать все накопленные ими последние истории. Но никого не интересовала их болтовня. Они не могли понять, почему никто из предметов их не слушает, а с грустью смотрят в окна домов. Только старое скрипучее кресло прокряхтело им в ответ: «Мы уже много лет стоим, вглядываясь в далекие окна домов, где за стёклами каждое утро расцветают такие прекрасные цветы, и каждый из нас мечтает, чтобы хоть на мгновение стать тем, в ком каждое утро распускаются столь нежные и хрупкие божественные создания".

О цене на счастье

Тяжелая, беспросветная жизнь у нищих: ни радости, ни покоя. На тяжесть жизни и обездоленность обречены и их дети. Они, так же как и их родители, обречены тащить тяжелую ношу нужды и невзгод. Но в таких семьях бывает особая радость и особое счастье, Красивые притчи о любвирожденные от чистой и светлой любви, которую невозможно оценить никакой монетой. Живут эти семьи в своем мире и своею особой жизнью, но так же, как и на всех людей в мире, падают на них испытания властительницы человеческих жизней -- судьбы, которая любит позабавиться, потешиться и проверить в своей лукавой игре силу любви людей, у которых любовь -- единственное мирило жизни и счастья. 
И пало такое испытание на одну семью. Постучала однажды в дверь удача, возможно, единственная удача в нищей, беспросветной жизни и позвала детей из родительского дома, суля вечный праздник, вечное удовольствие и вечное богатство. И вслушался в ее сладостные увещевания один сын и, забыв о бедных родителях, потянулся он за лакомым легким куском. Никто не остановил его, никто не вразумил, потому что никто из родных не мог предложить ему взамен ничего, кроме своей бесценной любви. И покинул юноша родной дом в погоне за призрачным счастьем. Он бросился в шумный, закручивающий в веселом беззаботном вихре, праздник и надолго забылся в круговороте увеселяющего хаоса. Он сладко ел и сладко пил, красиво одевался и в бессмысленных удовольствиях проводил время, мимоходом женился, родил детей и все кружился, кружился, пока болезнь не сковала и не обезобразила его тело. И вдруг в одно мгновение все закончилось: растворился праздник, исчезло безумно истраченное богатство, и он оказался выброшенным из шумящего праздничного водоворота на пустынный берег жизни. Единственную опору и надежду он увидел в детях, но те, увлекаемые круговертью веселья, продолжали нестись в даль по-прежнему существующего для них праздника. Ветер беспечности уносил их все дальше и дальше за горизонт другой жизни. Нестерпимая боль и обида захватила сердце родителя -- он отдал им все, что имел, но они не оценили этой жертвы. Ради них он раскручивал колесо счастья, применяя порой жестокие методы и совершая грязные поступки, но они не поняли даже, каких усилий это стоило.
    В горькие минуты покинутости и одиночества вспомнился родной дом и любящие родители, и потянуло блудного несчастного сына в родные края.
    С трудом он добрался до знакомых с детства, близких сердцу мест, отыскал свое бедное жилище и постучал в родную дверь. На пороге он увидел моложавого, до боли знакомого человека.
    -- Брат мой, -- заплакал скиталец, -- я вернулся. Я одинок и несчастен, я брошен родными детьми, и у меня нет теперь никого, кроме тебя и родителей.
    -- Родителей у тебя тоже нет, -- ответил брат, -- они давно умерли от горя.
    Блудному брату стало не по себе, и он поспешил оправдаться:
    -- Но я облегчил им жизнь. Когда я покинул родной дом, они избавились от лишнего рта, который нужно было кормить.
    -- Они лишились того, кто мог бы украсить их беспросветную жизнь. Тоскуя, они выплакали глаза, страдая, они истощили сердце. Они имели одну любовь, на которой не разбогатеешь, которой не увеселишься. Они ушли из жизни, потому что тот, к кому была обращена их любовь, в ней не нуждался.
    И понял искатель легкой жизни, что не в безумном празднике счастье, а в чистой, преданной, сильной любви, которая согреет в холод, которая ослабит голод, которая защитит от горя своим покоем, которая даст тихую радость и успокоение сердцу в трудные минуты. И понял он, что в погоне за призрачным счастьем, потерял самое бесценное в жизни -- любовь человеческого сердца, любовь человеческой души, любовь человеческого разума. Он осознал, что как бы ни жалели его из милости, он никогда уже не получит той искренней любви, которую променял на пустой звон призрачного праздника. И он ушел подальше от родных мест и попросил Бога мгновенной смерти, которая бы избавила его от позора и низости. Но судьба не дает легкой расплаты, она подносит горькую чашу, которую пить-не выпить до конца бесконечной жизни своей.

 

О том, как человек при жизни уподобился Богу

В день свадьбы одного человека подошел к счастливцу старец и сказал:
    -- Я должен омрачить твое счастье. Падут камни с неба и сделают тебя уродом, и пойдешь ты по этой земле гонимый людьми, как ветром. Это -- судьба твоя, ее не обойдешь, ее не переступишь. За грехи твои прошлые быть тебе изгоем и нести кару Судьбы до последних дней твоей жизни.
    Страшно счастливцу было слышать такие слова, но он знал Великий Закон Судьбы и безропотно принял горькую весть. Только беспокоила его судьба любимой женщины, ставшей его женой, и он остановил старца вопросом:
    -- Скажи, провидец, не коснется ли несчастье жены моей?
    Старец внимательно посмотрел на человека и сказал:
    -- Я вижу искренность в глазах твоих и хотел бы тебя утешить, что у жены твоей завидная судьба...
    И старец исчез. И вздохнул облегченно человек, и сказал жене своей, доброчестивой красавице:
    -- Из чистой и большой любви к тебе я отрекаюсь от тебя первым, чтобы не причинить тебе боль, не обречь на страдания и несчастье. Я хочу, чтобы горе не коснулось острым ножом прекрасного лица твоего и не изрыло его безобразными морщинами. Я хочу, чтобы печаль не вошла в сердце твое и не породила в нем боли. Я хочу, чтобы ты всегда была так же красива и счастлива, как сегодня.
    Ничего не ответила ему жена. И, простившись, он покинул ее.
    Не долго пришлось ждать карающего меча Судьбы. В одну из ночей разыгралась буря, и посыпались камни с неба, и обрушился этот камнепад на человека. Такой страшной боли он еще никогда не испытывал. Когда ураган стих, оказался человек засыпанным камнями, из-под которых не мог даже выбраться. Сколько он пролежал под ними и что с ним потом было, он не помнил, но когда открыл глаза, то увидел перед собой свою жену в простом платье и с потухшими от горя глазами.
    -- Ты пришел в себя, значит, будешь жить. Не гони меня более, я все равно не уйду, потому что связаны мы Судьбой и быть нам вместе до последних дней наших и в горе, и в радости. 
    Не мог противиться человек, ибо был он привязан к ложу своему слабостью израненного тела, но когда раны зажили, он украдкой вышел из лачуги и ушел, чтобы не обременять любимую женщину уродством своим.
    Пройдя не так много, он наклонился к ручью напиться и увидел в дрожащем зеркале ручья до боли знакомый образ.
    -- Я проклят Судьбой за грехи свои, и это -- мой крест, и нести его мне без стенаний и ропота. Я не могу обрекать тебя на эти страшные муки, потому что любовь моя выше жалости к себе, -- обратился он к той, чье отражение дрожало в воде. -- Оставь меня, чтобы в тиши мирской жизни свить себе гнездо, завести в нем детей и жить, как живут все, в довольстве и счастье. Я же не могу дать тебе ничего, кроме страданий, но любовь моя к тебе так велика, что причиняя тебе боль, я буду мучаться сам еще больше. Оставь меня, чтобы облегчить мои страдания, и я буду более спокоен от счастья твоего.
    И ушел несчастный, волоча за собой ногу и опираясь на палку изуродованной единственной рукой.
    В одном селении, куда зашел человек попросить хлеба, он заступился за ободранную, больную кошку, которую таскали на веревке мальчишки, но баловни судьбы, увидев новую жертву, в порыве тупого безумия накинулись на нее. Страшной жестокости они подвергли несчастного, и лежал он на земле растерзанный и избитый. И вдруг чья-то тень заслонила палящее солнце, безжалостно обжигающее свежие раны. Открыл глаза свои человек и увидел жену. Тогда он заплакал от бессилия, умоляя ее покинуть его, потому что он страдает вдвое больше, когда видит любимое лицо, изменяющееся от страданий и боли.
    И снова он ушел, и так убегал от нее всегда, но после каждой неудачной встречи с людьми или страшными явлениями природы, приносившими ему новую боль и новые страдания, он видел возле себя женщину, которая была его женой. И сказала она ему однажды:
    -- Я -- жена твоя перед Богом. Он связал наши судьбы, и я не могу нарушить то, что разрушить невозможно. Не из страха за грехи я хожу за тобой, а из любви человеческой. Я не в силах покинуть тебя, ибо это не в силах моих. Твоя судьба -- моя судьба, и ничто не остановит меня, ибо долг мой быть рядом с тем, с кем связана я невидимой нитью Великой Судьбы Жизни. И не могу я быть счастлива при виде несчастья. И не могу быть спокойна при виде горя. И не могу быть равнодушна при виде страдания. Нет у меня иного пути, чем путь милосердия. Нет иного смысла жизни, чем ниспослание любви своей, которая залечивает и телесные, и душевные раны, и ниспослание добра своего, которое дает силу в преодолении трудностей. И не смогу я быть счастливой, помня о несчастье. И не могу не помнить, потому что нельзя забыть. Не из жалости, из любви я с тобою. Не из милости, а из милосердия. Не для сострадания, а для воодушевления. Не принимай меня как жертву, прими как Бога, которого ты не можешь отвергнуть и изгнать из сердца своего.
    И смирился человек, и пошел он дальше по своему трудному пути вместе с той, которая была теперь для него не женой, а спасительницей. И стала легче дорога, и слабее боль, и меньше печаль. А женщина, шедшая рядом, наполняла живительными силами не только близкого ее сердцу человека, но всех тех, кто нуждался в поддержке. И, не скупясь, раздавала она свою любовь и свет своей души всем, кому они были нужны. И чем больше света она давала, тем светлее сама становилась. И принимали ее люди в сердце свое как Бога, и слушали ее как Бога, и верили ей как Богу, и становились сами светлее и чище, и понимали смысл судьбы и жизни, и принимали их как должное, дабы пройти по трудному пути, пронести тяжелую ношу и измениться. И стала она божественным Светочем, и мудростью житейской, и благочестием мирским, не только для мужа своего, но и для всех людей.
    И живет она и поныне, и кто видит ее, тот полнится светом, который очищает, тот получает мудрость, которая помогает жить, тот имеет благо, которое делает счастливым. 
    Тот, кто безропотно сносит удары Судьбы, тот растет, кто величием Души живет, тот возвышается.

 

Восточная притча в северном исполнении…

   На крайнем - крайнем севере, в забытой богом тундре, стояла полярная ночь, …в её суровом великолепии сияло северное сияние, султан сидел на черпае за дастарханом и ждал гюльчатай, низенький столик был богато уставлен явствами, взгляд султана радовал шикарный обед в восточном стиле - “Чалоп” - молочный суп из айрана, кефира и свежего огурца с красным редисом… плов “Той Ош” - с восточными сухофруктами и горохом нохадом….“Джигар-кабоб” - печень молодого барашка, маринованная в специях и вине, и зажаренная на шампурах в мангале, …. “Сай-балык” -речная жареная форель целиком, начиненная листьями шпината с орехами, была подана султану, как полагается в металлической сковороде с горелкой,…. “Восточные сладости” - чак-чак, пахлава с черносливом и орехами, караван сарай, урик гули, бурама….прекрасные мучные изделия – чебуреки, тандырная самса, пикантность которой придавала широко используемая узбекскими мастерами пряность зира - буниум персикум, тандырные лепешки, обильно осыпанные кунжутными семечками, свежие пышные баурсаки, которые замечательно сочетались с душистой сорпой, и другие восточные вкусности…султан был великолепен, султан чувствовал себя великолепно, ….султан ждал гюльчатай…..
   И вот, наконец - то вошла она, вошла гюльчатай, на ней было скромное белое восточное одеяние, без единого намека на украшения, прямая спина и гордый разворот плеч, у нее была непринужденная поза и простотой наряд, правильные черты лица и темные широкие брови, она была само совершенство, сама непринужденность, само спокойствие и только пальчики, тормошившие пиалушку, стоящую перед ней, выдавали ее волнение….она казалась недоступной, скрытой, спрятанной, хоть и не было на ней паранджи, ни прозрачного шифона, сделанного в виде решетки, но султан чувствовал ее отдаленность, неприступность и вместе с тем она казалась, близкой, родной…
   Садись ближе милая, сказал султан, обратив на нее свой благосклонный взгляд… открой мне свою душу сладость, ты, как рахат – лукум, который услащает уста, так ты - услащаешь мой взор, я хочу проникнуть в самые недра твоих тайн, в самую твою сущность, в самую глубину твои мыслей, твоих чувств, откройся милая, иди мне навстречу, не надо мне северных сияний, не надо мне восхитительных узоров ткани на халате, я хочу увидеть тебя, без прикрас, без тайн, в чистом виде, такая, какая ты есть!
   Султан! Зачем? Что ты хочешь увидеть? Почему ты просишь убрать северное сияние? Почему ты не хочешь прикрас, не хочешь торжества? Почему? Я не понимаю! - взмолилась гюльчатай, воздев руки к мерцающему звездами небу, …. но султан продолжил - я хочу видеть твою душу, я хочу проникнуть в её бездну, в ее таинство, в ее мир, мир без прикрас,…. мир, без лишних слов, …мир, без астрологии, …мир, без пудрения мозгов! Откройся! Убери все лишнее, только ты! … я хочу видеть тебя!
   Хорошо султан! Ты победил! Пусть будет по – твоему, ты мой господин, и я сделаю для тебя все, что ты просишь, молвила гюльчатай, и в тот же миг пропало северное сияние, пропали звезды! Близко к султану, сидела, прилепившись, пиявка! Ой, что это! - в ужасе и изумлении воскликнул султан, ты кто? - это я, гюльчатай, ответила пиявка, выпучив на султана свои глазки, и я медленно сосу твою кровь,….как же так! И что тебе от меня надо??? – продолжил султан,….теперь ты видишь, мой солнцеликий господин, что мне от тебя надо, отвечала пиявка…кровь! Мне нужна твоя кровь! – а знаешь почему? …. она у тебя очень сладкая и вкусная!… я не могу жить без твоей крови, идии ко мнеее!….ближе! ближеее!….

 

Сколько мы стоим?

   Женщинам на заметку - Притча... 
    Однажды два моряка отправились в странствие по свету, чтобы найти свою судьбу. Приплыли они на остров, где у вождя одного из племён было две дочери. Старшая — красавица, а младшая — не очень.
   Один из моряков сказал своему другу: 
   - Всё, я нашёл своё счастье, остаюсь здесь и женюсь на дочери вождя.
   - Да, ты прав, старшая дочь вождя красавица, умница. Ты сделал правильный выбор - женись.
   - Ты меня не понял, друг! Я женюсь на младшей дочери вождя.
   - Ты что с ума сошёл? Она же такая… не очень.
   - Это моё решение, и я это сделаю.
   Друг поплыл дальше в поисках своего счастья, а жених пошёл свататься. Надо сказать, что в племени было принято давать за невесту выкуп коровами. Хорошая невеста стоила десять коров. Пригнал он десять коров и подошёл к вождю.
   - Вождь, я хочу взять замуж твою дочь и даю за неё десять коров!
   - Это хороший выбор. Моя старшая дочь красавица, умница, и она стоит десяти коров. Я согласен.
   - Нет, вождь, ты не понял. Я хочу жениться на твоей младшей дочери.
   - Ты что, шутишь? Не видишь, она же такая… не очень. 
   - Я хочу жениться именно на ней.
   - Хорошо, но как честный человек я не могу взять десять коров, она того не стоит. Я возьму за неё три коровы, не больше.
   - Нет, я хочу заплатить именно десять коров.
   Они поженились.
   Прошло несколько лет, и странствующий друг, уже на своём корабле, решил навестить оставшегося товарища и узнать, как у него жизнь. Приплыл, идёт по берегу, а навстречу женщина неземной красоты.
   Он её спросил, как найти его друга. Она показала. Приходит и видит: сидит его друг, вокруг детишки бегают.
   - Как живёшь?
   - Я счастлив.
   Тут входит та самая красивая женщина.
   - Вот, познакомься. Это моя жена.
   - Как? Ты что женился ещё раз?
   - Нет, это всё та же женщина.
   - Но как это произошло, что она так изменилась?
   - А ты спроси у неё сам.
   Подошёл друг к женщине и спрашивает:
   - Извини за бестактность, но я помню, какая ты была… не очень. Что произошло, что ты стала такой прекрасной?
   - Просто, однажды я поняла, что стою десяти коров

 

Страницы любовного фольклора

 

Читайте интересные наши новости

***

Поделись этой страничкой с друзьями

Copyright 2011-2017 г. Романтический сайт о любви "За Любовь!" oloveza.ru.
Любовные и прикольные: статьи, поздравления, открытки, признания, смс, стихи
Копировать материалы можно только с активной ссылкой на этот сайт.

Работает на Amiro CMS - Free